вторник, 19 июля 2022 г.

«Цавт танем…»

Часто, когда его душа плачет, он просыпается среди ночи и слышит звуки ветра на древних вершинах Араратских гор, слышит, как перешёптываются луга на широких равнинах, слышит хрустальное журчание горных рек и вечную печаль пустыни. А когда становится больно в груди, что нет сил дышать, он ставит пластинку с игрой на дудуке, в которой душа, молитва и протяжная мелодия сердца армянского народа. Говорят, чтобы играть на дудуке, надо быть истинным армянином, пройти поколениями предков весь тот тяжкий скорбный путь, что прошла армянская нация за тысячи лет своего существования.

ПОГОВОРИТЬ О ЖИЗНИ

…В моей журналистской практике это интервью оказалось, пожалуй, самым сложным. Так откровенно говорить о взлётах и падениях, о вере и ненависти, о радостях и поиске места под солнцем, не все готовы. Мой собеседник обнажил свои душевные раны настолько глубоко, что я едва сдерживала слёзы.

В лавку к нему приходят, чтобы купить самые свежие и сочные помидоры, самые сладкие бананы, а если честно, приходят, чтобы просто поговорить о жизни. На сей раз героем очерка стал Вачаган Бабкенович Бадалян, чья жизнь похожа на драматический кинофильм. Дубоссарцы по-свойски обращаются к нему – Вачик.

В сентябре 1951 года в маленьком железнодорожном посёлке Ани, древнейшем поселении на берегах Евфрата, там, где находятся родовые гробницы армянских царей из династии Аршакидов, и родился в многодетной семье кудрявый Вачик с орлиным носом. Не зря одно из толкований имени Вачаган переводится как «храбрый», что и подтвердила жизнь и судьба моего героя.

– Расскажите о своём детстве.

– А детства у меня совсем не было. Нас семеро было. Есть нечего было, и работать пришлось с десяти лет. Отец отпускать из дому не хотел, причитал: «Вачик, ты же совсем маленький. Как ты будешь под солнцем целый день один?». Я ему сказал: «Не бойся, отец, твой Вачик не подведёт!». Мой собеседник встаёт, наливает стакан воды и залпом выпивает. В глазах – слёзы.

ЕСТЬ ЗНАХАРЬ В ГОРАХ

В десять лет, чтобы не помереть с голоду и свою краюху хлеба отдать младшим братикам, Вачик пошёл в пастухи. И в дождь, и в снег, и под шквалистым ветром он пас больше трёхсот овец. Однажды от бессилия уснул посреди поля, и несколько овец разбежалось. Бывало, и волки нападали на стадо.

Бабкен Бадалян, отец моего героя, скупой на эмоции мужчина, несмотря на то что у него были дети, добровольцем записался на фронт. Дошёл до Берлина, был ранен несколько раз и был на краю жизни и смерти. Врачи разводили руками и его, полуживого, выписали из госпиталя. Когда привезли в деревню, вся округа собралась и оплакивала как мёртвого. Вот только отступать и отчаиваться не в характере армянина. Дедушка моего героя прослышал, что далеко в горах есть знахарь, который травами лечит и буквально мёртвого на ноги поставит. Долго ехали к нему по извилистой дороге и в небольшой хижине встретили седовласого старца, который увидел согбенного юношу и держащего его за локоть пожилого отца. Врачеватель ухмыльнулся и стал ругать врачей, а потом добавил, что пусть Бабкен останется в его доме на шесть месяцев, а вместо лекарств попросил свежую баранью шкуру и бутыль мёда. Не выдержало отцовское сердце, и спустя четыре месяца он приехал проведать сына. То, что он увидел, было невероятно: его Бабкен мог ходить – сначала на костылях, а спустя время и самостоятельно. Но, правда, боль от ранений беспокоила всю оставшуюся жизнь. «Отец был как скала, никогда не жаловался. В хмурую погоду, когда организм реагирует на перепады температур, он уходил плакать на окраину. Плакать при нас ему было стыдно. Я однажды решил проследить за ним и посмотреть, куда же он уходит. До сих пор перед глазами, как он сидит на камне, сжимает кулаки от боли и тихо стонет», – вытирая слёзы и отводя глаза, рассказывает Вачаган Бадалян.

СВЯЗКА БАНАНОВ

В ходе беседы с моим героем то и дело приходилось ставить разговор на паузу, потому как дубоссарцы подходили к лавке, чтобы купить черешни, огурчиков, малины. И с каждым покупателем был особенный диалог. Кто-то жаловался на боли в суставах – мой герой тут же говорил рецепт, как избавиться от боли, кто-то хвастался, что сын должен познакомить с будущей невесткой и нужно приготовить званый ужин для гостей, – и Вачаган желал счастья молодым на русском и армянском, да так красиво, словно тост. А один из покупателей обмолвился, что у его внучки сегодня день рождения. Немедля Вачаган Бадалян протянул связку бананов для именинницы и пожелал ей крепкого здоровья. Тронуло меня до кома в горле, когда мимо лавки проходил мужчина и, поздоровавшись, на минуту остановился, а затем подошёл к Вачагану Бабкеновичу и радостно сообщил, что «сегодня сын освободился». На что мой герой обнял его.

Вспоминая детство, Вачаган говорит, что в мире всё-таки больше добрых людей, чем злых, и друг другу надо помогать в бедах и горестях. И стал рассказывать, как его полуголодного маленького пастушонка угощали простые люди то лепешками, то виноградом, иначе он бы не выжил. А потом добавил, что если бы не Господь Бог, то его давно бы не было на свете. 

БЛИЖЕ К БОГУ

– Какими судьбами Вы оказались в Дубоссарах?

– Армяне – самый многострадальный народ, который неоднократно стоял на грани исчезновения, но сохранил верность своей культуре, религии. Наш народ живёт высоко в горах, поэтому ближе к Господу Богу. Народ, который смотрит на звёзды и выращивает виноград. Мы первая страна, принявшая христианство, за что и поплатились. В результате истребления армян турками в 1915 году погибли миллионы ни в чём не повинных людей. За минувшие более ста лет на территории Турции уничтожены тысячи памятников армянской культуры, в основном церкви, которые использовались для содержания скота. Разорены очаги образования, присвоены добротные дома зажиточных армян, а хозяева были убиты или погибли в арабских пустынях, куда армян изгнали десятками тысяч. По вине Турции не родились миллионы армян… Ещё одна боль – это Нагорный Карабах. Большинство жителей Нагорного Карабаха – этнические армяне. Регион, который во времена Советского Союза входил как автономия в состав Азербайджанской ССР, в 1988 году объявил о выходе из неё и вхождении в состав Армянской ССР. Впоследствии местный парламент заявил о независимости Нагорно-Карабахской республики. В 1987 году конфликт между Арменией и Азербайджаном перерос в войну, и время от времени возникают конфликтные ситуации по поводу, чья же всё-таки земля. И снова гибнут люди. Я не хотел, чтобы мои сыновья погибли из-за глупости некоторых политиков. И я знаю точно, что земля исторически принадлежит армянам! После очередной перестрелки я оставил свой дом и вместе с семьёй переехал в Приднестровье, – отвечает Вачаган Бабкенович.

КАК ОН И МЕЧТАЛ

Бог всегда оберегал род Бадалян, и, когда в посёлке разнёсся слух, что в воздухе пахнет войной, дедушка моего героя вместе с многочисленной семьёй глубокой ночью на лошадях пересекал горные тропы и реку Ахурян, чтобы спастись. И в спешке не заметил, как один из его сыновей, который был привязан к лошади, упал в реку. Это был отец Вачагана. Младенец, пару месяцев от роду, от переохлаждения даже не кричал. Случайно обнаружили, что ребёнка нет, и помчались обратно, хотя проскакали большое расстояние. Не надеясь уже найти сына и оплакивая его, вдруг увидали, как одежда младенца зацепилась за ветки и его прибило к берегу. Ребёнок не дышал. По наставлению одной пожилой знахарки его тут же окунули в холодную воду несколько раз, и младенец закричал!

Жизненный путь моего героя так же извилист и труден, как кавказские тропы.

После окончания школы мой герой поступает учиться в железнодорожный техникум, затем на воинскую службу в Германии. Вернувшись на родину, Вачаган идёт работать на железнодорожную станцию, чтобы помогать родителям и младшим братьям. Но мечтает получить высшее образование и стать уважаемым человеком, чтобы им гордился отец. Так и сложилось, как он мечтал. Устроившись электромонтёром на станции, он поступил на заочное отделение в университет. А спустя время становится начальником подстанции, где проработал больше тридцати лет и был отмечен многими правительственными грамотами и наградами. И когда он решил уехать из Армении, его не хотели отпускать с работы и плакали всем посёлком.

А КАКАЯ ДОЛМА!

В горе, и в радости – всегда она была рядом. В красавицу Карину он влюбился с первого взгляда. В посёлке юноше много говорили о девушке с кротким нравом и необыкновенной красоты. Вачаган до встречи с ней встречался с одной легкомысленной девушкой, которая не нравилась его матери. В те времена слушаться родителей было обязанностью детей, и даже мысли пойти против воли отца и матери не было. А вот Карина сразу понравилась его матери и как хозяйка, и как невестка – всем была хороша.

«Она и сейчас у меня самая красивая! А какая у неё долма получается! Ммм, пальчики оближешь. Наша свадьба была в лютый мороз и снегопад, дорогу чистили несколько бульдозеров, а гуляли мы всем посёлком целую неделю. Человек триста было! И вот уже сорок пять лет живём в любви. Спасибо ей, что подарила мне сыновей и разделила трудности. У неё тоже душа плачет по родине», – отмечает Вачаган Бабкенович.

ЦАВТ ТАНЕМ

Война заставила его покинуть родной дом и встать за прилавок. Он никогда раньше не занимался торговлей и начал жить с чистого листа. Тут он обрёл настоящих друзей и мирное небо над головой. В его доме всегда рады гостям, для них Вачаган готовит армянский холодный суп «мацнабрдош».

Слово за слово, наша беседа продолжалась несколько часов. Откровенно он рассказывал, что в его жизни было много горя и радости, взлёты сменялись падениями, и всегда с ним рядом был Господь Бог, который посылал лишь те испытания, которые он был в силах преодолеть. Он часто произносил выражение «цавт танем», которое дословно означает «заберу твою боль». Но в Армении оно используется в разных значениях – когда выражают любовь к человеку, восхищаются успехами либо наоборот, жалеют. И к пожилым родителям часто обращаются «цавт танем». 

«Люди, помогайте друг другу в тяжёлый час, цавт танем. Всё воздастся каждому по делам его. Мы на земле этой грешной так много страдаем, так зачем приносить друг другу ещё больше горя? Если бы в сердцах наших жил Бог, то на земле не было бы войн и страданий. Хочется добра и счастья всем людям на свете!» – с улыбкой сказал Вачаган Бадалян.




Поделиться