понедельник, 6 июня 2022 г.

Размен послов в Дубоссарах

 В ходе русско-турецких войн с 1710 по 1792 гг. русские войска четыре раза занимали турецкие княжества, но потом опять сдавали их. Однако взятие крупных крепостей Измаила в декабре 1790 г. и разгром турецкого флота у мыса Калиакрии в августе 1791 г. вынудили Турцию прекратить сопротивление.

Результатом многолетних войн России с Оттоманской империей в XVIII столетии стало подписание 9 января 1792 г. (29 декабря 1791 г.) в Яссах мирного договора. По этому договору к России присоединялась территория между Южным Бугом и Днестром, куда входило и Приднестровье. Для него Ясский договор являлся, по сути, точкой отсчёта его истории в составе России. По 10 статье договора, между 25 марта и 10 апреля 1793 г. на границе «близь Дубоссар» должен был состояться обмен взаимными торжественными посольствами. Пожалуй, это событие было одним из интереснейших в истории Дубоссар уходящего XVIII века. Окончательно решили, что обмен назначается на 4 июня. Послом от России в Турции стал Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, а послом от Турции в России – бейлербей Румелии Рашик-Мустафа-паша. К этому событию готовились долго и тщательно. Важность исторического момента была подчёркнута строгой, торжественной церемонией.

Из Петербурга Михаил Илларионович выехал в конце февраля 1793 г. со свитой посольства из 68 персон, воинскими командами и большим обозом из 600 человек.

В конце апреля турки предложили перенести пункт размена послов из Дубоссар, как было условлено раньше, в Бендеры. Однако Кутузов твёрдо соблюдал главную задачу, поставленную Екатериной II: «…не должно Вам соглашаться ни на какое снисхождение, от которого могло бы уменьшено быть достоинство и уважение, подобающее величию нашей империи и званию, на Вас возложенному, наблюдая напротиву того, чтоб весь церемониал точно и без малейшего упущения исполнен был». Кутузов от предложения турок отказался. Был разработан сложный церемониал переправы у г. Дубоссары: «…паромы с послами должны были встретиться на середине Днестра, там перемениться местами и разъехаться, но к плоту подъезжать и выходить на него одновременно обоим послам». 

Из Елисаветграда в Дубоссары стали прибывать русские войска. В начале марта пришедшие мушкетёры размещались по хатам. В город въехали гусары. Затем на белых конях, в белых мундирах появились грузные кирасиры. За кавалерией шёл обоз с палатками, мешками с провиантом. На специальных повозках, охраняемых вооружёнными солдатами, везли подарки султану.

Через день в Дубоссары приехал белорусский генерал-губернатор генерал-аншеф Пассек, назначенный царицей комиссаром при размене послов. «Он остановился у обер-провиантмейстера Зимина, дом которого, весь в вишеннике, стоял на дороге из Дубоссар к Днестру». В этом же доме разместился и М.И. Кутузов. Солдаты расчистили место и поставили палатки для приёма генералом Пассеком своего и турецкого послов. У самого берега Днестра установили десять пушек, на реке построили пристань, подготовили паром и лодки для переправы.

В воскресенье, 4 июня, в ставке генерала Пассека (у дома Зимина) лакеи накрывали парадные столы, убирали ветками палатки. На реке наготове стояли русский и турецкий паромы для перевозки экипажей, повозок и воинских команд. Посреди Днестра виднелся застеленный дорогими коврами турецкий плот, на котором должны были встретиться послы. На ковре стояли друг против друга два кресла, а за ними ‑ скамейки, покрытые парчой.

Посольство напоминало войско. На полверсты дорогу заняли конные и пешие солдаты, посольские служащие в парадных кафтанах и париках. Высочайше был установлен порядок шествия к берегу посольской свиты. Вдоль дороги стояли толпы нарядно одетых людей.

С русского берега ударила пушка. Ей тотчас ответили с турецкой стороны. И все конные и пешие от дома Зимина направились стройными рядами к реке. Впереди ехал офицер, за ним ‑ два солдата, потом кирасиры. Всё это напоминало белую каменную стену. Гремели трубы, били барабаны. За кирасирами шли музыканты и пехота. За пехотой двигалась красивая карета, окружённая гусарами, за каретой – табун из тысячи вычищенных до блеска лошадей и полсотни повозок с подарками для турецкого посольства и сопровождения. И снова карета, запряжённая шестёркой лошадей. На её «запястьях» стояли пажи, по бокам – гайдуки, а вокруг шли гусары. В карете сидели генералы М.И. Кутузов и А.А. Безбородко (считался «первым приставом посольства»; в его обязанности входило сопровождение турецкого посла в Петербург), в треуголках, у обоих – лента через плечо, а на груди ордена. Когда торжественная процессия подошла к комиссаровой ставке, над русским берегом блеснул огонь, и разом ударили десять пушек. Генералы вышли из кареты и вместе с офицерами строевым шагом двинулись к палаткам. Войска и кареты стали съезжаться на паром. Турецкая свита и повозки тоже собирались отчалить от берега.

Паромы перевезли свиту: теперь турки стояли на русском берегу, а русские – на турецком. И снова с русской стороны прогремела пушка. Турки ответили тем же. Из ставки вышли комиссар Пассек и генерал Кутузов, за которым шли несколько офицеров. Все спустились к пристани, сели в лодки и поплыли. Согласно церемониалу русские и турецкие лодки одновременно пристали к плоту. Послы поднялись и устроились в креслах. Их комиссары сели сзади на скамейки, свита – за ними. Беседа была недолгой. По её окончании послы разом встали. Каждый комиссар взял своего посла за руку и подвёл к другому. Обменявшись рукопожатиями, верительными грамотами, послы вернулись к лодкам. И снова с обоих берегов грохнули пушки. Загремела музыка. Через несколько минут послы одновременно ступили на чужую им землю.

Чтобы запечатлеть это знаменательное для истории города событие, художник Э.И. Килдеску выполнил линогравюру «Размен послов у Дубоссар», зрительно отражающую церемонию обмена верительными грамотами послов на середине р. Днестр.

В разных источниках, хотя и очень скупо, упоминается дом провиантмейстера Зимина, где находилась ставка комиссара Пассека. Учитывая, что центральная часть Дубоссар и спуск к Днестру сохранили прежнее расположение улиц, можно предположить, что именно дом по ул. Кирова, 201 является тем местом, где останавливался М.И. Кутузов перед церемонией размена послов. А совсем недавно любители-водолазы подняли со дна Днестра (несколько ниже по течению от места размена послов) большой медный предмет, по форме напоминающий котёл. Вполне возможно, что он затонул во время переправы. Если же судить по количеству и ценности перевозимого в тот торжественный день груза, то кто знает, сколько ещё разных предметов может оказаться на дне седого Днестра… Поисковая работа продолжается. 

Что же касается роли Кутузова как посла России в Турции, то он пробыл в Стамбуле до марта 1794 года и блестяще выполнил все задачи, поставленные перед ним Екатериной II. Кутузов усилил влияние России в Турции и убедил султана заключить союз с Россией и другими европейскими державами против революционной Франции. Тем самым серьёзно ослабил французское влияние при султанском дворе. Вскоре все французские подданные, которые склоняли турецкое правительство к войне с Россией, получили приказ покинуть Османскую империю. Обеспечил Михаил Илларионович и свободу русской торговли в Средиземном море, сохранив по-прежнему низкий тариф для неё. Позже дипломатический опыт и связи в Турции помогут Кутузову в одном из главных достижений его карьеры – заключении Бухарестского мира, по которому России передавалась Бессарабия.

О знаменательном событии размена послов в Дубоссарах рассказала Галина Михайловна Киселёва. Она проработала в Дубоссарском историко-краеведческом музее старшим научным сотрудником почти 40 лет и внесла неоценимый вклад в создание фонда музея.

Ангелина Агафьева




Поделиться