понедельник, 16 мая 2022 г.

Давайте нарисуем мир…

 Она – нарушила планы, разбила мечты и перекроила на свой лад человеческие судьбы. Речь идёт, как вы уже догадались, о войне. О том, что переживали, чувствовали, с какими невзгодами и радостями встречались на Великой Отечественной, рассказывают нам письма военного времени, или, как их ещё называли, солдатские треугольники. Каждое письмо – это память о человеке, который его написал, потому что душа солдата жила в этих клочках бумаги. 

ОБЕЩАЛИ ВЕРНУТЬСЯ

В начале войны в армию ежемесячно доставлялось больше семидесяти миллионов писем. Конвертов не хватало. В такой обстановке и родился фронтовой треугольник. Простой и незатейливо сложенный тетрадный листок, сначала загнутый справа налево, а потом слева направо. Готовое к отправке письмо не заклеивалось, потому что должно было пройти военную цензуру. Солдаты писали о своей любви к родным, рисовали рисунки для своих детей и обещали вернуться домой. Насколько боялись в годы войны получить похоронку, настолько же сильно ждали и молились о конвертиках, пропахших махоркой и порохом…

Письма, пропитанные скорбью, теплотой и невероятной жаждой жизни, и, конечно, любовью. Их невозможно читать без слёз, ведь за каждым – реальная человеческая история.

НАГРЯНУЛА ВОЙНА

…После смерти любимой бабушки она прибирала в комнате и старалась не нарушать привычной обстановки. Временами казалось, что никто никого не покидает. Те же стены, фото дедушки у изголовья кровати, вышитая скатерть и ваза на столе с цветами – всё, как любила бабушка…

Воспитатель детского сада «Стелуца» Кира Василькова вместе со старшим сыном Кириллом накануне посетила редакцию, и вот что она рассказала: «Разбирая документы, я совершенно случайно обнаружила треугольники, о которых бабушка никогда не говорила. Хотя о дедушке она много рассказывала. Семья бабушки Нины из крепостных. Она вспоминала, что её мама была очень красивой девушкой и за отказ ответить взаимностью барин спустил на неё собак. Едва выжила.

Бабушка мечтала стать пианисткой, но, когда пришло время поступать в музыкальное училище, нагрянула война».

ЧТОБЫ БЕРЕГЛИ ДРУГ ДРУГА

Кира Павловна принесла эти самые письма и разложила на столе. Некоторые едва читаются, и буквы стёрлись, и всё же в каждом обращение к любимой Ниночке и дочуркам Сонечке и Нюсе, чтобы берегли друг друга.


Бабушка моей героини родом с севера России и рассказывала зимними вечерами внучкам, как, бывало, лепили дружно всей деревней в праздники пельмени и замораживали их в снегу. Улыбаясь, Кира Василькова вспоминает, что бабушка такие вкусные блины пекла, что все съедались сразу же. Бабушка сердилась и закрывала дверь в кухню, пока они румяной горкой не лежали на блюде. А потом со строгим лицом, но едва сдерживая улыбку, звала внучек к столу.


ПРОВОЖАЛ ГЛАЗАМИ

Иван Андреевич Голодухин погиб при освобождении Польши в апреле 1944 года и не увидел своих внучек, а вот правнучка родилась 22 июня, и назвали её Ириной, что с древнегреческого означает «мир».

Попало мне в руки и письмо дочери погибшему отцу, которые писала мама Киры: «Тяжёлая утрата. Век буду жить, и будет у меня память о тебе. Как ты, папа, был любим мной… А война-то ведь кончается».

До кома в горле я читаю письмо, полное тоски и боли, где Иван Андреевич рассказывает, что оказался рядом с деревней, где прошло его детство. И пишет, что в деревне Романовка всё заросло бурьяном, людей нет, увидел он только пугливую стайку куропаток и долго провожал глазами отчий дом.

КОГДА ВСЕ ДРУЖАТ

…На одном из занятий с малышами Кира Павловна попросила ребят нарисовать мир. Мальчики и девочки в альбомах изобразили десятки ярких солнышек, которые обогревали мирные дома, землю, цветы и людей, которые гуляли, держась за руки. Одна из девочек даже расплакалась, когда воспитательница сказала, что мир очень хрупкий и война его может разрушить. А один мальчишка сказал, что мир – это когда никто не обижает друг друга и светит солнце…

Наверное, сегодня, когда у подростков кумир «ТикТок», сложно объяснить им, что когда-то целый мир сражался против тьмы, а победил простой советский солдат, который так хотел вернуться домой и нежно обнять жену, сеять пшеницу и воспитать сына хорошим человеком.

Между прочим, мечта бабушки Нины осуществилась так или иначе: внучка Кира окончила музыкальное училище. 

МЫ В РАЮ ЖИВЁМ

Несколько лет назад накануне 9 Мая я освещала мероприятие в городской библиотеке. Там состоялась презентация книги «Моя семья в истории края» приднестровского публициста и журналиста Николая Феч. Выступали и родственники тех, о ком идёт повествование в книге, и рассказывали о своих семьях трогательные и весёлые истории.

И тут ко всем обратился житель с. Дзержинское Анатолий Васильевич Петров: «Люди добрые, мы в раю живём, белый хлеб едим!». Воцарилась тишина, у меня побежали мурашки по коже. А он стал рассказывать свои воспоминания о войне: «С нами по соседству жила удивительно красивая девочка Дуся. На неё часто поглядывали немцы, и вот как-то ночью они ворвались пьяными и надругались над ней. Я с мамой в ту страшную ночь ночевал у соседей и видел своими глазами, как эти животные мучили девочку. Её отец пытался остановить фашистов, слёзно просил не прикасаться к ней, кричал: «Дуся совсем киндер, киндер!», но они его избили до полусмерти. До сих пор перед глазами взгляд Дуси и крики о помощи её отца. Эти нелюди, надеюсь, понесли заслуженное наказание если не на этом, так на том свете».

НАШИ СОЛДАТЫ

«При отступлении немцы в панике и ярости уничтожали вокруг всё живое. Они жгли дома, угоняли скот, истязали местных жителей. Несмотря на весь ужас войны, люди не унывали и даже шутили», – продолжал Анатолий Васильевич. И рассказал, как его сосед Иван Засада перекрыл дом не соломенной крышей, как большинство жителей Карантина, а каким-то раствором, и, когда стали гореть дома, у него полыхало ярче всех. Сельчане, глядя на свои горящие дома, рыдали. «Что вы хнычете? – говорит им дядя Ваня. – Лучше смотрите, как дом должен гореть ярко. А у вас что? Эх, даже смотреть не на что». 

«А на следующее утро случилось чудо. В нашем селе оказалось много мужчин в телогрейках и в шапках-ушанках. Это были наши солдаты. Они делились табаком и хлебом с сельчанами, улыбались и обнимали нас», – говорил, сквозь слёзы, Анатолий Васильевич.

Яна Сакка




Поделиться