понедельник, 31 мая 2021 г.

Жди меня, и я вернусь...

Кажется, это был вечер пятницы, не знаю, что на меня нашло, но около девяти вечера я решила заняться уборкой. Включив на всю громкость группу «Кино», я стала протирать пыль. Минут через десять я уже мечтала позвать того самого мистера Пропера, «с которым веселей и дома чисто в два раза быстрей». По-видимому, мой усатый-полосатый друг, прочитав мои мысли, решил доказать, что он гораздо лучше. И тут же запрыгнув на книжный шкаф и махнув, как веером, своим пушистым хвостом, он задел томик Куприна, а следом с шумом посыпались остальные книги. Пришлось мне складывать их одну за другой уже в одиночку, без помощи моего пушистого проказника, который успел скрыться от моего негодования в другую комнату.

НА СЕМНАДЦАТОЙ СТРАНИЦЕ

Небольшая книжица в неприглядной серой обложке оказалась в моих руках – «О войне…» Константина Симонова. Открыв случайно семнадцатую страницу, читаю: «Жди меня, и я вернусь, всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть скажет: – Повезло».

На протяжении нескольких дней эти строки неотступно следовали за мной по пятам и, как рой пчёл, кружили у меня в голове. Неужели раньше любили по-другому? Возможно, что так и есть, а быть может, и нет. А между тем в июле 1941 года военный корреспондент Константин Симонов под швальным огнём написал на фронте письмо своей любимой, где были такие слова: «Жди меня, и я вернусь. Только очень жди. Жди, когда снега метут, жди, когда жара, жди, когда других не ждут, позабыв вчера».

А уже 14 января 1942 года стихотворение Константина Симонова «Жди меня» вышло в печать на третьей полосе газеты «Правда» и сразу стало народным. Солдаты с ним шли в бой, как с молитвой, и при свете коптилки или ручного фонарика переписывали на клочки бумаги.

ИХ ЖДАЛИ ВСЮ ЖИЗНЬ

Маленькие треугольники, пропахшие порохом, – письма с фронта. В них было дыхание войны, суровость окопных будней и нежность солдатского сердца. Их писали в перерывах между боями, в санбатах и госпиталях. Порой их ждали месяцами, но всё равно ждали, даже когда приходил казенный конверт, – и всё равно не верили, а ждали. Надеясь и веря, что похоронка пришла по ошибке. И ждали годами, десятилетиями и всю жизнь.

Каждое письмо пропитано тоской и любовью. Надеждой и верой на скорое свидание. У каждого письма своя история, отражающая, как зеркало, судьбу целого народа. Письма, от которых мурашки по коже, ком в горле и слёзы на глазах. Вот фрагменты из них. 

КОМ В ГОРЛЕ И СЛЁЗЫ НА ГЛАЗАХ

«Здравствуй, дорогой сынок Толя! Как я долго не видел тебя. Я очень соскучился по тебе. Тебе уже пять лет, вот какой ты большой. Расти, сынок, люби своего братишку и слушайся маму. Вот прогоним всех фашистов, и я вернусь. Крепко целую тебя. Твой папа». Из письма неизвестного солдата.

Или вот другое письмо: «Мама, папа и бабушка, за меня не беспокойтесь. Не плачьте. Всё хорошо. Ваш сын Коля». Николай Дронов. Погиб под Керчью в 1942 году.

«Дорогие папа и мама. Шлю вам свой боевой привет. За 12 дней прошли около 300 километров. Находимся недалеко от Балтийского моря. Высылаю вам фотографию, на которой я так плохо вышел, что хотел её изорвать. Только вышел из окопов, даже не отряхнул грязь, а меня сразу и сфотографировали. Так что не удивляйтесь, что я плохо вышел на фотографии. Ваш сын Михаил Безулов».

«Здравствуй, Верусенька и сынулька Эдинька! Верушечка, не грусти. Живи, как и я, надеждой на встречу. Готовься к зиме. Купи сыну валенки и сшей ему шубку. Люблю вас. Алексей». Из писем Алексея Рогова, командира эскадрильи авиаполка. Звание Героя Советского Союза получил посмертно.

БЕРЕГИ СЕБЯ…

…А между тем моё журналистское любопытство направило меня в наш историко-краеведческий музей, где я решила собрать сведения о письмах с фронта. Старший научный сотрудник Надежда Митрофановна Гузун рассказала, что в музеях фонда находятся несколько писем. Одно из них – бойца Красной Армии Сергея Каскова, датированное 5 марта 1945 года: «Привет, моя дорогая Люсечка! Безумно по тебе скучаю. Ты писала раньше, что не слышишь моего биения сердца, но я слышу твоё. Скоро, совсем скоро обязательно свидимся и поженимся. Береги себя и не забывай меня. Твой Серёженька». Особенно щемящее чувство возникло, когда я дочитала письмо до конца, где он просит её быть счастливой, даже если он не вернётся…

Жди меня, и я вернусь, всем смертям назло. Не понять, не ждавшим им, как среди огня ожиданием своим ты спасла меня. Как я выжил, будем знать, только мы с тобой, – просто ты умела ждать, как никто другой.

Так всё-таки раньше любили по-другому?..

Яна Сакка (Май 2019г.)



Поделиться