вторник, 1 декабря 2020 г.

Листая старые альбомы…

В памяти каждого человека есть укромные места, куда заходят не торопясь, по особым случаям. Которые берегут как зеницу ока, и стараются по пустякам не тревожить, понимая для себя всю их значимость и ценность. В одном из таких ларцов у меня хранятся воспоминания о Владимире Мефодьевиче Вербицком. 

22 октября 1935 года в украинском селе Калиновка, в семье рабочего и колхозницы, родился третий сын – Владимир. Он был средним из пятерых детей, а значит, было ему у кого поучиться, и было кому помогать. Во время войны их село разбили румынские оккупанты, и через несколько лет часть жителей эвакуировали – кого куда. После долгих раздумий, в 1951 году родительская семья Владимира решает осесть в Дубоссарах, на Большом Фонтане. 

Время шло своим чередом, мальчик подрастал, прилежно учился, и мечтал стать физиком. Однако семье было не по карману обучение сына в институте, и потому Владимир поступил в Бендерское медицинское училище, куда парней принимали «на ура». Именно там он и познакомился с юной Марией, своей будущей супругой и любовью всей жизни.

Когда ещё совсем молодые люди оканчивали училище, Владимир решил сделать Марии предложение – чтобы получить распределение в одно и то же место. «Одним прекрасным утром папа пришёл к маме с букетом цветов, и при параде, – делится своими воспоминаниями дочь Владимира Мефодьевича, Татьяна. – Объявил, что без неё жизни не представляет, и что они должны срочно, сегодня же расписаться! Вот так в один день судьба моих родителей была определена».

А дальше – распределение в Ташлык, работа, служба Владимира в десантных войсках на Дальнем востоке и три года ожидания Марии возвращения супруга домой. А по возвращении, Владимир с супругой переезжают в Дороцкое, где рождается их первенец – Валерий.

А спустя ещё несколько лет молодая семья Вербицких перебралась в Дубоссары, поближе к своим. Мария устроилась медсестрой в больницу, Владимир – фельдшером на скорую помощь. «Однажды пришла в комсомольскую организацию больницы разнарядка о направлении двух медиков на комсомольскую стройку, – говорит Татьяна. – Папа, как её секретарь, собрал коллектив, и спросил, кто желает поехать. Все по разным причинам отказались. Тогда он принял сиюминутное решение и объявил, что поедет их семья. И чего он только не услышал вечером от мамы! Такие решения нужно бы принимать на семейном совете, но уж как вышло, так вышло. Конечно, мама согласилась и они уехали медиками на стройку Абакан-Тайшет». 

Владимир Вербицкий
Историческая справка. Железная дорога Абакан — Тайшет, «Трасса мужества» (участок Южсиба) — железная дорога, строившаяся в 1958—1965 годах на территории Красноярского края, частично Республики Хакасия и Иркутской области. Минимальные температуры в зимние периоды – 50-52 º. Скорость ветра достигает 17 м/сек. 

Так вот, в этих, мягко говоря, непростых условиях в семье Вербицких случилось счастливое прибавление – на свет появилась дочь Татьяна, с которой мы сейчас и говорим. И надо отметить, видимо, суровые условия её рождения предопределили жизнелюбие и выносливость её характера.

После окончания строительства, уже большой семьёй, Вербицкие возвращаются в Дубоссары. Владимир Мефодьевич вступает в партию и становится секретарём парторганизации швейной фабрики, которой посвящает десять лет своей жизни. Именно в это время его бессменным другом становится фотоаппарат «Зоркий».

Надо сказать, что мой герой впервые познакомился с фотоделом ещё в школе, и остался предан ему всю свою жизнь. Кстати, свой первый фотоаппарат «Лейка» он собрал сам – благо знания физики сделали это возможным. И сегодня коллекция всех его фотоаппаратов – святая святых и семейная реликвия.

«Благодаря папе, в нашем фотоархиве запечатлены абсолютно все вехи жизни, – продолжает Татьяна. – Когда мы вернулись со стройки железной дороги, Дубоссары усиленно строились, и мимо папы и его фотоаппарата не проходило ни одно изменение облика города, и, конечно же, жизни самих горожан».

После работы на фабрике Владимир Мефодьевич становится заведующим кабинетом политпросвещения Дубоссарского РК КП Молдавии. Позже – воспитательная работа с молодёжью в Дубоссарском политехническом лицее. А в 2003 году его дождалась наша газета «Заря Приднестровья», которой Владимир Вербицкий посвятил почти десять лет своей жизни, не считая постоянного внештатного содействия.

Ни одно событие города тогда не проходило без фотокора Вербицкого! И ни для кого не секрет, что во внутреннем кармане его пиджака всегда лежала толстая пачка фотографий – для тех, кто был схвачен его объективом на каком-либо мероприятии. Просто так. В подарок…

…К 2004-му году работа сердечной мышцы Владимира Мефодьевича даёт сбой. Этот период становится для него тяжёлым испытанием, но газета ещё продолжает держать его на плаву. Преодоление расстояния от дома до места съёмки и обратно даётся всё тяжелей. Становится предельно ясно: надо что-то решать…

Предстояло сложное хирургическое вмешательство. Видимо, Наверху решили, что Владимир Мефодьевич ещё нужен своей семье и своему городу – операция прошла успешно, а после реабилитации открылось второе дыхание, и он продолжил свой добрый, ответственный, очень важный труд, за который в 2005 году был избран «Человеком года».

А вы, кстати, знали, что у нашего общего знакомого было ещё одно серьёзное увлечение? Правда, оно не переросло в столь значимое, как фото, но от этого не стало менее ценным для семьи и друзей. А началось всё в детстве, в Калиновке, когда старший брат ушёл на войну, а баян остался дожидаться его возвращения на полке. Так вот, Владимир взял да и научился играть на нём – самостоятельно. А уже позже, в училище, лихо подбирая на слух любой мотив, стал среди сокурсников первым парнем на деревне.

«Он и нас пытался научить, – с улыбкой делится Татьяна. – Но никто по его стопам не пошёл, зато музыкальный приоритет всегда принадлежал исключительно папе. Ни одно семейное торжество не проходило без его творчества. А ещё у нас были такие вечера, когда он просто садился и играл… А мы с братом и мама занимались каждый своим делом, и слушали – так, как сейчас слушают фоновую музыку… Так и мы… жили в этот вечер под папину игру. Он был нашей музыкой…».

И вот в один прекрасный день приезжает в Дубоссары Геннадий Заволокин – отбирать самобытных гармонистов для передачи «Играй, гармонь любимая!». Так, Владимир Мефодьевич в числе лучших участвовал в съёмке российской программы. Вот такой вот талант был у него от природы.

А если по правде, талантливый человек талантлив во всём. Однажды, очень давно, мне посчастливилось побывать у Владимира Мефодьевича дома, и вживую познакомиться с его фотолабораторией. Надо отметить, что в каждой квартире советского «розлива» была предусмотрена кладовка – метр на метр, без окна. Именно в ней поздними вечерами-ночами и проявлялись плёнки, печатались и закреплялись фотографии, бережно расправлялись на оргстекле, а поутру, заботливо укладывались одна к одной в светонепроницаемый пакет – для газеты и для людей. 

А в зале, на одной из стен прижилась фотогалерея, начатая с фотографии Владимира Мефодьевича и Марии Степановны, сделанной на их серебряную свадьбу, и со временем обросшая семьями детей и внуков. Уж очень любил и почитал глава семьи своих близких! «Папа знал, что дома у него всегда порядок, всегда уют и тепло, – вспоминает Татьяна. – Но время шло, мы – взрослые дети и внуки, кто куда разлетелись. И когда мама заболела, на ноги её поставил именно папа – медик по образованию, оптимист и сильный человек по жизни. Только его усилиями она победила ту беду, начала ходить, и смогла дальше жить относительно полноценно».

В начале 2014 года Владимиру Мефодьевичу самому поставили страшный диагноз. Он не сдавался. Стойко и мужественно переносил то, что выпало на его долю. Собственно, как всегда. А спустя год его не стало…

В моём личном фотоархиве шесть альбомов с чёрно-белыми фотографиями, сделанными Владимиром Мефодьевичем Вербицким. Они, как лента старого кино – с хронологией, эмоциями, теплотой его широкой души. И с каждым кадром всплывает, слегка подёрнутое поволокой забытья, светлое воспоминание – о любимой работе, молодости. И о Нём… 

И над каждым снимком веет его мальчишеская с прищуром улыбка… И как раньше, из-под пальто виднеется светлый с галстуком уголок рубашки… А в его руке, где-то на уровне сердца – неизменный соратник и друг, его фотоаппарат…

Со светлой печалью, Ася Перцова



Поделиться