понедельник, 10 февраля 2020 г.

Раскрывая белый конверт…

Д иалоги с читателем

Утро, редакция, планёрка. Разносится аромат моего любимого кофе, и телефонные звонки будят меня и моих коллег. Почтальон принёс письма, и дружной журналистской стайкой мы с любопытством начинаем перебирать почту. Тут взгляд падает на белый конверт, адресованный мне. От кого же? С нетерпением раскрываю конверт и погружаюсь в воображаемый диалог с нашим постоянным читателем Юрием Протасовым…


 – Тема русского бунта, революции, потерь и радости со слезами на глазах до сих пор волнует не только меня, но и миллионы людей по всему миру. Я с радостью и горечью хочу сказать, как много это всё значит в моей жизни, как, впрочем, и вашей. Потому как журналисты не могут обойти своим вниманием прошлое и настоящее, которое неотделимо от будущего…

– Вы совершенно правы, Юрий Николаевич, и я уверяю Вас, что на страницах нашей любимой газеты Вы будете не раз читать истории, полные трагизма и надежды на светлое утро. Спасибо за Ваши вдумчивые письма, дорогой читатель, и нам крайне важно, что Вы наш преданный друг, с которым у нас так много общего.

 – Вы человек новой формации, – пишет Юрий Николаевич, – и поколения, не пожившего в Советском Союзе, но, судя по Вашим публикациям в прессе, Вы затрагиваете глубокие темы, которые не оставляют равнодушными даже нас, читателей, убелённых сединой. Хотелось бы поговорить с Вами о патриотизме, но не показном, а настоящем. И о том, как любили Родину во время моего детства и настоящего времени. Больно, что молодёжь ныне волнуют материальные блага. К счастью, есть и другие примеры, когда не идут за большим рублём, а строят и защищают отчий дом. Так вот, когда я был ещё мальчишкой, наши родители любили, как большинство советских граждан, отмечать 1 Мая. Не только шли радостно на парад, но и собирались с друзьями на «маёвку» в лес. И столько было веселья и счастья, а любимой песней нашей семьи была «Волховская застольная». Кстати, моё счастливое детство проходило на улице Сталина, которая теперь носит другое название – Ломоносова. Не знаю, кто сегодня помнит из молодых читателей эту песню. Может, Вы расскажете…

 – Охотно, Юрий Николаевич, поделимся любопытными фактами нашей с Вами истории. Так вот, в 1942 году два закадычных друга-поэта Арсений Тарковский и Матвей Косенко написали совместно стихотворение «Наш тост», а чуть позже Исаак Любан сочинил к нему музыку. И через несколько месяцев прозвучала песня «Наш тост»: «Встанем, товарищи, выпьем за гвардию, равной ей в мужестве нет. Тост наш за Сталина! Тост наш за Партию! Тост наш за знамя побед!». Даже, казалось бы, проводя хорошо время в кругу друзей во время застолья, нельзя было не вспомнить о своей любимой родине. Вот такие времена, вот такое творчество, вот такой патриотизм.

– Только моей матери было совсем не весело. Она часто вспоминала, как её отца и моего деда, которого я так и не увидел, так как родился гораздо позже, глубокой ночью 1937 года прямо из дома увела милиция. Вплоть до 1967 года ничего не было известно о его судьбе. Потом моя двоюродная  сестра Ада, уже будучи адвокатом народного суда Молдовы, всё-таки смогла найти скудные сведения о нём. Она обратилась в Тираспольский архив, который хранил данные о том периоде времени, потому что тогда Тирасполь был столицей Молдавской АССР – автономной республики в составе УССР с 1924-го по 1940 год. Вот и выдали  справку с уведомлением Гуртовой Марии Ивановны: «Расстрелян в тюрьме города Тирасполь в 1937 году». И это всё, что осталось от него. Всего лишь клочок бумаги. Негусто! Взамен человеческой жизни одного из миллионов таких же невинно убиенных. Вы могли бы пояснить, что делается в нашей республике в отношении сохранения памяти жертв политических репрессий?

Разумеется, мы расскажем, что в нашей республике, как и во многих  странах бывшего Советского Союза, ежегодно вспоминают жертв политических репрессий 30 октября. У памятного креста, установленного вблизи бастиона святого Владимира Тираспольской крепости, на митинг памяти и поминальный молебен, по сложившейся традиции, приходят родственники погибших, члены ассоциации жертв политических репрессий, представители госадминистраций городов, учащиеся и студенты. День памяти жертв политических репрессий – это напоминание современникам о трагических страницах нашей истории, когда тысячи людей были необоснованно подвергнуты репрессиям, обвинены в преступлениях, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку и на спецпоселения, лишены жизни.

Десятки лет оставшиеся в живых близкие и родственники не знали о судьбах безвинно осуждённых родных, и многие до сих пор не знают места их захоронения. В годы репрессий Тирасполь был столицей Молдавской автономной республики, и именно здесь выносились приговоры. На территории бывшей Суворовской крепости в 30-е годы прошлого века казнили тысячи людей.

По словам директора Тираспольского объединённого музея Аллы Мельничук, имена всех погибших в крепости так и не удалось установить. Лишь около 400 человек из 5485 приговорённых к смерти в 30-е годы предстали перед военными трибуналами и Верховным судом, остальные приговорены несудебными органами.

«Так как наша местность находилась в пограничной зоне, вал репрессий здесь был особенно мощным: всё время пытались найти врагов, – говорит Алла Мельничук. – В качестве одного из примеров абсурдных обвинений хочу напомнить о трагической истории болгарских крестьян из Паркан, которых обвинили в том, что они пытались убить болгарского революционера Георгия Димитрова, который был тогда в немецкой тюрьме. Очень сложно представить, что простые крестьяне могли преодолеть столько границ. Но, по утверждению прокурора Вышинского, «признание – царица доказательств», и для их получения широко применялись «методы физического воздействия».

Под пытками люди признавались во всех обвинениях, и их приговаривали к расстрелам. Кстати, во время реставрации порохового погреба наткнулись на первое захоронение, работы были приостановлены. В течение пяти лет извлекали из земли человеческие останки. По православному обряду их хоронили в братской могиле, в которой на сегодняшний день покоятся более 800 человек.

По данным Тираспольской ассоциации жертв политических репрессий, в Молдавской Автономной ССР было расстреляно 5,5 тысячи человек, а многие тысячи людей приговорены к тюремным срокам и высылке. Председатель правления ОО «Ассоциация жертв политических репрессий» Лариса Антоновна Берберьян рассказала, что возглавляемая ею организация существует уже более двух десятилетий. Последние 15 лет проводила особо интенсивную работу по восстановлению исторической правды, памяти.
Так активисты этой общественной организации проводят исследовательскую работу, итогом которой стало восстановление судеб более 800 жителей Молдавской АССР. В течение нескольких лет ведётся работа над созданием книги памяти «У каждого есть имя». Отметим, что останки жертв политических репрессий покоятся в Тирасполе в братской могиле, на месте бывшего порохового погреба святого Владимира.

Первые имена стали раскрывать в 90-е годы, когда начали работу по эксгумации тел и рассекречиванию расстрельных списков. С начала поисковых работ в братской могиле перезахоронили останки 800 человек. Сегодня к ним прибавилось ещё 218. Вместе с теми, кто был найден во время реставрационных работ в 2017 году, получается уже около 1,5 тысяч человек. Сколько всего было загублено жизней, сложно сказать даже историкам, цифры называют разные – от 5 до 6 тысяч человек.

«Существовала даже такая специализация: часть НКВДшников была «литераторами», а часть – «операми». «Литераторы» писали какой-то сценарий, что вот есть такая организация, в которой кто-то – хранитель конспиративной квартиры, кто-то – связной, кто-то – руководитель и т.д. А потом из людей выбивали показания под эти сценарии, чтобы доказать, что – да, Сталин прав и действительно классовая борьба становится острее, – отмечает директор Тираспольского объединённого музея Алла Мельничук. – Как и по всей стране, пик массовых убийств в нашем крае пришёлся на 37–38-й годы. Под предлогом классовой борьбы на расстрел практически без суда и следствия отправляли священников, руководителей предприятий, рабочих, крестьян, учителей, военных. И порой единственным доказательством их «вины» было собственное признание».

…Упомянул наш читатель и о пробелах в области образования, где так мало уделяется патриотическому воспитанию на уроках истории. Также он беспокоится, что дети нынче мало читают и в особенности авторов, анализирующих прошлое. Один из его любимых авторов – Александр Исаевич Солженицын, который пропустил многострадальную русскую историю через личную непростую судьбу. Переживает Юрий Протасов и за то, что жизнь и судьба таких полководцев, как Георгий Жуков, мало изучена как в школах города, так и мало представлена в музейных экспозициях, что приводит к тому, что не все мальчишки хотят служить сегодня в армии. Что было исключено в Советском Союзе. Сетует Юрий Николаевич и на то, что праздник 9 Мая становится всё более пышным и торжественным год от года, а суть его теряется. Далеко не все юноши и девушки знают имена великих полководцев и даже дату начала войны.

 Отчасти это утверждение верное, но стоит отметить, что больше четырёх тысяч дубоссарцев от мало до велика добровольно, а не по указке сверху принимают участие в традиционной акции «Бессмертный полк». Седовласые старцы с крохами-внуками несут по улицам города портреты своих родных и близких – героев войны. 
…Если у вас возникло желание поделиться своим мнением с журналистами, смело беритесь за карандаш. В редакции нашей газеты ждут ваших писем с нетерпением и обсуждают с интересом, порой они могут побудить нас к написанию статьи. Мы вас очень любим и хотим сделать этот мир лучше и светлей – вместе с вами…

Письмо читал  Михаил Добрянский